М4 ДОН: Что происходит на главной курортной трассе страны? Корреспондент АиФ.ru отправился в поездку

Что происходит на главной курортной трассе страны? Корреспондент АиФ.ru отправился в поездку, чтобы это выяснить.
Важность автодороги Москва – Новороссийск трудно переоценить: протянувшись на полторы тысячи километров, она связывает восемь регионов и является единственным путём из Центральной России к Чёрному морю, в Крым, Анапу, Геленджик и Сочи. Масштабная реконструкция 2000-х годов превратила её в настоящий автобан — многополосный, с разделительным ограждением и многоуровневыми развязками. Несмотря на это, М4 печально известна среди водителей чудовищными заторами, в которых можно потерять массу времени. Многие из-за этого вообще отказываются от поездки на юг.

Ремонт и днём, и ночью

Выехав вечером, когда основные пробки уже рассосались, можно без всяких проблем долететь от Москвы до Воронежа за считаные часы. Но если вы решили без ночёвки проехать до Ростова-на-Дону, чтобы уже на следующий день быть у моря, готовьтесь к тому, что ночевать, возможно, придётся на трассе. Количество ремонтных участков возрастает, и зачастую дорожные рабочие оставляют только одну полосу для проезда, пропуская транспорт с каждой стороны поочерёдно. Перед такими участками вытягиваются длинные пробки. Звёздное небо, вечерняя прохлада и бесконечный ряд стоп-огней впереди — в этом есть своя романтика, но после часа простоя такое положение дел начинает утомлять.
Реконструкция дороги — замечательно, тут спору нет. Но вестись она должна перед или по окончании сезона отпусков; но не в пору максимального трафика! Когда на улице +32, стоять в пробке под палящим солнцем — пытка. Особенно для людей в возрасте и всех, у кого в машине нет кондиционера. Тем более что зачастую работы носят профилактически-косметический характер. Например, замена старого отбойника новым; разве это не может подождать до октября?
f
В другом месте наблюдалась и вовсе комическая картина: одна полоса была перегорожена, и на ней одинокий рабочий неторопливо подметал песок. А ведь это федеральная трасса: если подсчитать, сколько бензина впустую сожжено проезжающим транспортом (особенно грузовиками) из-за вынужденного торможения, перестроения и последующего разгона, стоимость такой уборки окажется астрономической. Одним словом, летом на «курортной» трассе должен проводиться только самый неотложный ремонт.

Скоростные ограничения

Вторая проблема является следствием первой. Знаки на ремонтных участках предписывают снижать скорость до 70 и даже 40 км/час. Однако зачастую никакие работы не ведутся: нет ни техники, ни людей. И полотно в порядке, просто где-нибудь на обочине, за металлическим ограждением, выкопана яма или лежит куча щебёнки.

Возможно, у строителей перерыв или работы заморожены на какое-то время — но скоростное ограничение всё равно сохраняется. И тысячи людей вынуждены сбавлять скорость и буквально проползать отрезок абсолютно нормальной дороги под угрозой штрафов. Которые, отметим, в кризис очень больно бьют по карману. Очевидно, что на перегруженной трассе знаки должны постоянно подвергаться ревизии: нет работ — не должно быть и ограничений; если есть возможность повысить скорость потока, это необходимо делать.

Скоростной режим

Трасса, в целом, нуждается в пересмотре скоростного режима: за исключением платных участков, разрешённая скорость — 90 км/час, как на каком-нибудь богом забытом сельском шоссе; но М4 — это полноценный автобан. Почему бы на многополосных отрезках с разделителем встречных потоков не поднять скорость до 110 км/ч? А на платных — до 130 км/ч, как это сделано в Московской области?

Если смотреть правде в глаза, подавляющее большинство водителей всё равно едут 110–120 км/ч по отличной дороге, невзирая на знак 90. Просто сейчас людям приходится закладывать в бюджет отпуска ещё и оплату «писем счастья». Почему бы не избавить тех, кто хочет отдохнуть на юге России, от неоправданных поборов? Повышение скоростного режима не только увеличило бы пропускную способность М4, но и повысило популярность автомобильного туризма внутри страны. Ведь что за удовольствие ехать, постоянно ожидая то камеры на треноге, то полицейской засады? И понимать, что будешь оштрафован за чисто формальное нарушение.

Пункты взимания платы

Платные участки должны были немного «разогнать» трассу, но, к сожалению, сегодня они являются одним из главных факторов торможения. Всё дело в пунктах взимания платы: в очереди перед ними легко можно провести час – другой. Причины понятны — кассирше необходимо принять купюру, дать сдачу, выбить чек, открыть шлагбаум; водителю — нащупать сдачу в лотке (из окна автомобиля это делать неудобно), рассовать её по карманам, включить скорость, тронуться с места. Вот так и набегают часы бессмысленного простоя.
f
Дело усугубляется тем, что одна полоса служит только для проезда при помощи транспондера (передатчика, который автоматически поднимает шлагбаум; нечто вроде абонемента). Эти устройства мало у кого есть, полоса пустует, а пробка всё растёт и растёт.

Схему оплаты проезда, безусловно, нужно как-то модернизировать. Думается, тут мог бы помочь опыт организации платных парковок. Например, камера может фотографировать номер машины и выслать счёт её собственнику, как сейчас приходят штрафы. Или средства должны автоматически списываться с баланса мобильного телефона. Как бы там ни было, ясно одно — до тех пор, пока деньги будут передаваться из рук в руки, трасса так и будет стоять.

http://www.aif.ru

Запись опубликована в рубрике Путешествия с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.